Бохай. Исчезнувшая империя на Дальнем Востоке

В окрестностях Никольского (так раньше назывался город Уссурийск) сохранились на удивление многочисленные и разнообразные следы развитой цивилизации. В древние времена на Дальнем Востоке жили народы тунгусо-маньчжурского племени, которые в разные времена назывались по-разному: сушени, илоу, уцзи, мохэ. Уровень развития культуры у них был по сравнению с соседями — Китаем, Японией, Кореей — довольно низким. Еще в первые века нашей эры в хозяйстве илоу часто употребляли каменные орудия вместо металлических. Отсюда следует, что вплоть до появления на исторической сцене мохэ, т. е, до начала второй половины I тысячелетия после рождения Христа, вряд ли на территории Дальнего Востока могли возникнуть такие крупные городские центры, как Фурдань (располагался на месте современного Уссурийска) на Суйфуне.

В истории мохэ особенно интересен период, когда отдельные вожди делают попытку объединить под своею властью наиболее крупные племенные союзы и создать единое государственное образование. Явление это естественное, но в данном случае появление государства у мохэ ускорили тревожные политические события: непрекращающиеся попытки китайского феодального правительства поработить Корею и обычно выступающие в союзе с нею мохэские племена. Опасность потерять независимость — ревниво оберегаемое достояние — настоятельно требовала централизации власти и объединения усилий в подготовке к отражению угрозы агрессии. В этих условиях и возникает первое у тунгусо-маньчжурских народов государство, известное в истории под названием Бохай — «Цветущее государство Восточного Поморья».

Настоящая империя

Более двух веков (698—926 гг. после рождения Христа) существовало это государство. Оно установило широкие дипломатические связи с соседними странами и народами, что способствовало признанию его значительности и мощи. Довольно тесные контакты поддерживались не только с материковыми государствами, но и с Японией. На острова неоднократно отправлялись посольства, которые везли микадо дружественные послания и подарки. Преобладали, конечно, традиционные товары Дальнего Востока: мед, шкуры медведя и особенно любимые при дворах илоусские соболя. В ответ император Японии слал правителю «Поморского государства» шелковые и ситцевые ткани, парчу.

Просветающее государство

При покровительстве императора в Бохае расцветали литература и разные виды искусств. Придворные поэты сочиняли стихи, в залах дворцов звучали оригинальные национальные мелодии. Поэзия бохайцев, своеобразная и утонченная, пользовалась успехом и за пределами страны. Строки певучих стихов звучали, в частности, в аристократических домах японской столицы Киото, где с почтением принимали бохайские посольства, в состав которых обычно входили люди высокообразованные и культурные. Юноши состоятельных семей бохайцев стремились получить хорошее образование. Для этого многие отправлялись за границу учиться в известных на Востоке культурных центрах. Бохай уже в VIII веке пользовался репутацией страны «просвещения и ученых». Называют его и «страной городов». Всюду, особенно в южных и западных районах Бохайского государства, возникали города — крупные административные и ремесленные центры. Как и положено суверенной стране Востока, в ней имелось четыре столицы, которые служили резиденциями правителя и одновременно представляли собой центры округов. Помимо столичных было образовано еще несколько округов, и в каждом свой главный город, кроме того, крепости, защищавшие важные стратегические пути, морские порты, через которые велась торговля. Таким образом, в Бохае насчитывалось много десятков городских центров; Фурдань на Суйфуне — вероятно, один из них.

Закат империи

Мохэские племена юга Дальнего Востока, составившие ядро Бохайского государства, успешно решили главную задачу — защиту самостоятельности и отпор агрессии со стороны феодального Китая. Как ни пытались императоры подорвать и расплодить «страну варваров», правители которых осмелились называть себя суверенными владыками, ни прямые военные вторжения, ни политические интриги не помогли — «Цветущее государство Восточного Поморья» выдержало все бури и выстояло, сохранив независимость.
Беда пришла с другой стороны. К западу от Бохая постепенно набирало мощь и силу племенное объединение киданей, предков монголов. Разгромив вначале многотысячные армии китайского императора, кидани начали неудержимый и стремительный марш на восток. Император Амбагянь объявил в начале 925 года: «С государством Бохай существует вражда в течение нескольких поколений, за которую еще не отмщено. Разве это порядок?». В День черного тигра шаманы принесли в жертву серого быка и белую лошадь и главные силы киданей во главе с Амбагянем выступили против Да Инчжуана — последнего императора Бохая.
Конница киданей оказалась непобедимой. Один за другим сдавались города страны «просвещения и ученых». Наконец войска окружили последнее пристанище бохайского императора, и момент «отмщения» наступил. Да Инчжуан запросил мира и вышел за пределы крепостных стен, как и полагалось знатному пленнику, одетым в белые одежды и перевязанным веревками. За ним в скорби, опустив голову, плелось триста приближенных некогда могущественного владыки. Амбагянь торжественно приветствовал сдавшегося на милость победителя главу государства, милостиво приказал развязать ему веревки и беспредельно «снисходительный» присвоил Да Инчжуану титул «наместника государства Бохай». В дыму пожарищ в крови лежала у ног победителя страна воинственных мохэ.

А что же дальше?

Не воины ли Амбагяня или его преемников побывали на берегах Суйфуна и не они ли разгромили крепость Фурдань? Нет, копыта киданьских коней не топтали земли русского Дальнего Востока. Армию агрессора, с которой не могли справиться ни Китай, ни Бохай, остановили отряды северных мохэских племен, заселявших долины Сунгари, Уссури и Амура. Они известны в летописях под названием «чжурчжэни». Через двести лет, разгромив наголову киданей, а затем Китай, чжурчжэни образовали собственное государство — Золотую империю, которая стала блестящей преемницей Бохая.